?

Log in

No account? Create an account

Обитель цивилизатора

Всё на свете миф


Previous Entry Share Next Entry
Бои под Санжаровкой
feldherrnhalle

Интервью с бойцом 128-й отдельной горнопехотной бригады, наводчиком-оператором БМП-2 Сергеем Лукащуком.

- Как вы попали на войну? Как долго вы на службе?

- Когда началась первая мобилизационная волна в марте прошлого года, я пошёл в районный военкомат и записался добровольцем хотя все родные и близкие были против. Записали меня не сказали ждать звонка. Призвали только на третью волну, и я попал в 128 ОГПБр, в составе которой уже почти 11 месяцев.


- Когда вы попали на передовую и каким был ваш первый бой?

- Пройдя обучение на полигоне возле Ужгорода на Закарпатье, мы отправились выполнять боевое задание в зону АТО. Первым местом, куда нас привезли, было с. Золотое Попасненского района на Луганщине (1 сентября), а уже на следующий день мы получили первый опыт боевых действий. Со стороны Первомайска по нам работали из миномета, пристреливались. С того момента у нас не было и дня, чтобы не прилетали "подарки". Приблизительно определив откуда стреляют, я и мой товарищ давали ответку из БМП. Те несколько минут тишины, которые мы получали, давали возможность нашим ребятам из миномётной батареи навестись и дать достойный ответ. За 43 дня обстрелов ни разу не было ближнего боя, каждый день лишь поливали обильным дождём 120-го калибра. Там мы потеряли 2 машины ГАЗ-6-, один Урал с боеприпасами и Урал " Зажигалку". Потом нам сказали, что перебазируемся на наши опорные пункты возле Дебальцево.


- Что вы можете сказать о проблемах с техническим обеспечением?

- Техническое обеспечение вообще не знаю как назвать. Машины были более 30 лет в эксплуатации срочниками, за их состоянием мало кто смотрел. Когда мы были на полигонах, наши механики-водители делали из груд металлолома боевые машины, заставляли ездить и приводили в надлежащий внешний вид.

- Расскажите, пожалуйста, подробнее о вашем участии в битве за Дебальцево.

- На дебальцевском направлении наше подразделение стояло в районе с. Санжаровка. С 19 января начались массивные обстрелы всей линии от Троицкого до Дебальцево. Враг хотел прорваться через Троицкое и взять в кольцо Дебальцево, но прекрасная работа наших ребят на позициях отбила то масштабное наступление при поддержке артиллерии. Было много попыток на других направлениях, враг искал слабое место в нашей обороне. 21 января вечером стоял сильный туман, и на II посту услышали гул техники. Вражеская колонна шла по левому флангу на соседа, который находился в километре от нас. Заняв позиции, мы приготовились к бою, я занял своё место в БМП. Посмотрел в прицел, увидел "молоко". Передал командиру " Медведю", он подбежал ко мне и корректировал мою стрельбу. Я стрелял просто в туман, но благодаря слаженной работе с "Медведем", который был тогда моими глазами и ушами, мы расстреляли полный БК и ждали что же будет дальше... Утром, когда сошёл туман, мы обнаружили разбитую колонну из 2-х БМП-1, 2 танков, одного БТР-97 " Выстрел" и одного джипа Тойота.

23 января было задание помочь нашим ребятам, которые стояли вблизи Санжаровки. Услышали по рации, что нужна помощь соседу, завели 2 БМП и помчали в заданный квадрат, открыли огонь в сторону противника. Был туман и мы стреляли на звук техники. Расстреляв весь БК, мы вернулись на свою позицию. Посл этого нам сказали, что в той стороне были танки.

25 января произошёл бой на высоте 305.7 на опорном пункте "Валера". Командир роты собрал отделение и отправил машину на подкрепление. Позиция была разбита, ещё шёл ближний бой, когда мы подъехали на подкрепление. Когда ребята десантировались рядом с позициями, мы на машине поехали вперёд и стали вести огонь. Когда мы расстреляли две сотни снарядов, мне позвонил один из бойцов и сказал, что он и ещё один ранены. Оттеснив противника дальше от позиции, я сказал механику поворачивать назад, потому что нужно было забрать раненых. Забрали, двинулись к штабу, где была мед. рота.   По дороге встретили наших танкистов, которые ехали на "Валеру". Так как машина была без опознавательных знаков (полос или флагов), первый танк выстрелил бронебойным, который отрекошетил от камней в 5 метрах от нас.  Но то такое, поехали дальше... Встретили по дороге машину скорой, остановили её, перегрузили ребят и вернулись на высоту. Когда приехали, там уже стояли наши танки и много разбитой техники. Осмотрев всю позицию, мы забрали ещё одного нашего бойца, Сашу Зозуляка, которого вытащили из-под танка в тяжелом состоянии, и снова двинулись в штаб. По дороге нас преследовали артиллерийские разрывы.


Уничтоженная на опорном пункте "Валера" украинская БМП.


Подбитые русские танки на высоте 307.5

28 января в 16:00 на нашу позицию пошла колонна в составе 3 танков, 3 "Выстрелов", МТЛБ с установкой ЗУ и 3 Уралов с пехотой. Незадолго до этого мы выбили себе на позицию подкрепление из 2 танков, которые и спасли наши жизни! В то время на позиции у нас находилось около 20 человек. Если бы сепары знали, что нас там так мало, ни за что бы не отступили. В бою враг потерял 2 танка, 2 Урала, МТЛБ и 2 БТР "Выстрел". Потери живой силы подсчитать было невозможно. Когда через 2 недели пошли смотреть на разбитую колонну, то обнаружили там много обгоревших и разорванных тел.


Итоги боя 28 января: вдали горят русские танки.

7 февраля в 7 часов утра с правого фланга к нам зашли вражеские танки и стали работать прямой наводкой по нашей позиции. Во время того боя погиб наш товарищ, очень хороший человек, прекрасный отец и друг "Хасид". Эту потерю я никогда не прощу нашему командованию, которое не дало артиллерийской поддержки в нужный момент!

С 17 на 18 февраля начался общий отход наших бойцов из Дебальцево. Перед нами тогда стояла задача не пропустить врага со своей стороны и дать возможность колоннам выйти. Вечером 18 февраля я со своим братом по крови " Кузьмичем" вышел навстречу ребятам, которые пробивались с окруженной высоты 307.5 к нам. Утром 19-го мы решили отходить с позиций, так как не было смысла стоять там дальше. Двумя БМП невозможно сдерживать массированное наступление танков. Свою главную задачу мы выполнили. Командование батальона приказало стоять на позициях, но если бы мы там остались, то нас бы не было в живых. После нашего отхода с позиций, обстрелы из САУ и "Градов" сравняли их с землёй.

- С какими проблемами взаимодействия между различными подразделениями вы сталкивались?

- Когда по всей линии фронта объявили отход 128-й с дебальцевского направления, мы всё еде стояли на позициях и никто не предупредил об этом 30 ОМБр, так как работала их разведка по слухам и предположениям. Нашу позицию обстреляли 2 раза полным пакетом "Градов". Когда мы доложили, что бъют по нам, в ответ получили: "У нас хорошо работает разведка, мы знаем, куда стреляем!"

Как вы оцениваете те изменения, которые произошли в украинской армии? В каких областях вооружённые силы добились успехов, а какие проблемы всё ещё остались нерешёнными?

- Мне кажется, что армия поднялась на новый уровень, но многие командиры всё ещё думают, что они на "срочке" и попали на учения! Со стороны технического обеспечения есть улучшения: поступают новые машины с украинских заводов и ведётся капремонт старых.

- Что вы думаете о противнике и его боевых качествах?

- Враг очень хорошо знает местность и это ему очень помогает. Техника и вооружение у них новее. Мы находили пулемёты "Печенег" 2013 года выпуска.

- Как обстоит дело с фиксацией ваших потерь и потерь противника? Насколько велика разница между реальными и заявленными потерями?

- Враг несёт большие потери, так как мы стоим в обороне. Но то, что говорят по телевидению - сильно заниженные цифры. На самом деле, намного больше людей полегло на этой проклятой войне.

- Как складывались отношения с местным населением?

- Есть разные люди. Много кто понимал и помогал нам, были и такие, которые называли нас укрофашистами и т.д. Но это их мнение. У каждого должно быть своё мнение.

- Какие чувства вы испытывали в боевой обстановке?

- Ощущения были очень разнообразными. Была радость, когда видел, как горит техника врага. Была грусть, когда на твоих глазах погибал человек, с которым ты больше 7 месяцев ел из одной тарелки и спал под одним одеялом. Вообще, я бы сказал, что на передовой страха за себя нет, больше переживаешь за тех, кто рядом и за родителей.

- Что было самым страшным для вас на войне?

- Потеря "Хасида".

- Как война повлияла на вас лично?

- Я могу сказать, что я стал другим человеком. Не тем, кому в 22 хочется сходить в клуб и гулять до утра. Стал мыслить совсем иначе. Я могу высказать человеку в глаза всё, что думаю, рассматривать проблемы со всех сторон и искать наилучший выход из ситуации.

- Что бы вы могли сказать читателям напоследок?

- Не забывайте тех, кто не побоялся стать на защиту своей Родины!
Будте сильными во всех смыслах этого слова! Слава независимой Украине и вечная слава героям!

Спасибо за интервью!

Интервьюер - Кирилл Макаров