Аполеон (feldherrnhalle) wrote,
Аполеон
feldherrnhalle

Category:

Январская эпопея. Часть ІІІ



В какой-то момент боя, на территорию в/ч заехал вражеский танк (ориентировочно, Т-72Б, который шел третьим в 2-й части колонны) и БТР-80 и начали вести огонь. Десантники начали вести огонь из РПГ-18/22, но безрезультатно. Примерно после очередного выстрела из РПГ бойца РВ Гаги Вячеслава пушка у танка опустились и боевая машина начала отступать. То же сделал и БТР. Танк решил испытать свою судьбу и поехал тудой же, кудой до него ехали уже уничтоженые БМП-2 и БТР-80. Когда танк проезжал мимо бетонного забора, который был частично разрушен, «Сокол» сделал выстрел в танк, но снаряд срикошетил. После этого танк начал поворачивать башню в их сторону, но Игорь успел сделать 2-й выстрел точно в цель - между башней и корпусом. В результате чего ее заклинило и машина начала гореть. Танк заехал за горящую БМП и экипаж противника начал тушить машину. Потушив танк танкисты на полной скорости рванули в сторону шахты Бутовка.
Практически в начале самого столкновения одна из МТ-ЛБ противника с «300» смогла вырваться и доехать до Спартака. Через некоторое время мимо поста «Хургада» на полной скорости промчались два БТР-80. «Сокол» сделал выстрел в один из них, но промахнулся. Боец с позывным «Кот» открыл огонь по другому БТРу с ДШК и пробил ему колеса. Тот остановился на некоторое время, но накачав колеса помчался в сторону Бутовки. Ситуация была сложной и напряженной. Из всех защитников «Зенита» и постов, которые там были, участие в бою принимала примерно половина. Начал заканчиваться боекомплект. Танкисты 2 ОТБ отказались выезжать из ангара и вести бой, еще один танк (трофейный) был уничтожен в начале в результате обстрела. БТРы 95-й было невозможно и слишком опасно из-за высокой плотности огня вводить в бой, поэтому украинские военные сражались пехотным вооружением. Было принято решение вызвать подмогу (нужно отметить, что поддержку вызвали оперативно, но она не приехала вовремя). 20.01.15, кроме ТВ 3 ОТБ «Зверобой», в зону АТО прибыла сводная танковая рота 1 ОТБр, которые получили отремонтированные танки в Харькове (установил бортовые номера 4-х из них: «615», «616», «637» и «638»). Стоит отметить, что данная рота, как и 5 ТР этой бригады и отряд «Дикая утка», подчинялись 93 ОМБр. Планировалось задействовать всю танковую роту - 8 танков, но из-за поломок выехало 7 (в роте не хватало танкистов. Харьковский завод передал 10 машин, но экипажей было лишь на 8). Танкисты планировали обойти противника полями у Опытного. Если бы им это удалось, то бронетехника НВФ оказалась бы в их прямой видимости и, очевидно, была бы уничтожена (танки оказались бы с фланга и с тыла противника). В ходе выдвижения первый танк увяз в болоте своей пушкой после чего он вернулся в Авдеевку. 6 танков продолжили движение уже по дороге и по мосту, в дальнейшем. 6 танков выехали на мост и двигались в шахматном порядке ведя огонь по противнику у в/ч и Бутовки. Проехав мост и доехав до конца дороги, танки начали отступать задней частью (во-первых, из-за невозможности развернуться, во-вторых, отступая задом они были фронтом к противнику). Расстояние между танками была по 10 метров. Первый танк сдавал назад и отстреливался. Из-за пороховых газов, которые оказались внутри машины, командир танка и механик-водитель потеряли сознание и танк правой стороной повис на мосту и чуть не упал с него. Оператор-наводчик, Дмитрий Тренога, вылез из танка и начал вести огонь из автомата по двум БТРами и пехоте противника, которая подошла к мосту. Противник произвел выстрел из ГП-25 и ранил наводчика. Командир роты, Влад Якубинский, «Каток», вылез из своего танка и побежал оказывать помощь раненым танкистам. Старший сержант Олег Михеенко, командир танка с номером «615», принял командование на себя. Танки вели бой и под конец боя каждый из них сделал минимум по 10-12 выстрелов. Некоторые из них перестреляли весь БК.

Танк на мосту

Через несколько часов после начала боя защитники «Зенита» и «Волчьего моста» увидели колонну противника в составе 5 «Уралов», 4 из которых везли противотанковые пушки МТ-12 «Рапира». По колонне открыла огонь БМД-1 8 ПДР и 2-м выстрелом уничтожила «Урал». Спустя два выстрела наводчик данной БМД-1 уничтожил еще один «Урал». Огонь вел Вячеслав Захаров, позывной «Сахарок». Подключился и «Сокол» и на расстояние 700 метров навесом произвел выстрел из РПГ-7 попал между «Уралом» и МТ-12. С позиции «Тунец» корректировщик 25-й бригады вместе с «Дикой уткой» вели огонь из РПГ по этой же колонне, а затем и по МТ-ЛБ, которая отступала по «дороге смерти». Прапорщик «Дикой утки» с ОП «Тунец» попал в нее из РПГ-7 после чего она проехала еще 100 метров и остановилась. Завязался бой с данной колонной, пехота противника заняла позиции и ее начали обстреливать навесом из РПГ и артиллерией. «Сокол» 23 раза стрелял в сторону противника из РПГ-7.

Движение 3-й части колонны противника и ее уничтожение

Артиллерия обрабатывала позиции таким образом, что била противнику в спину заставляя его двигаться вперед на позиции ВСУ. Танки 1 ОМСБр начали маневрировать перед передовыми позициями и операторы ПТРК на позиции «Волчий мост» пытались поразить их, но враждебные танкисты умело маневрировали. Стоит отметить, что в начале боя один вражеский БТР-80 случайно подъехал к позициям бойцов на мосту. Десантники обстреляли его из РПГ и машина развернулась и поехала в сторону «Зенита». Тем не менее, оператор ПТРК с 81 ОАЭМБр Альберт Иван с позиции «Казантип» попал в гусеницу вражеского танка и тот остановился. После этого танк противник произвел выстрел в ответ и Иван погиб. К подбитому танку подъехал еще один, пустил дымовую завесу и эвакуировал его к Спартаку. Противник отступил на одной МТ-ЛБ, одном БТР-80 и двух танках. На подъезде к поселку Спартак данный БТР подорвался на мине.

Маршрут эвакуации колонны противника


2С9 25 ОВДБр ведет огонь по противнику. Авдеевка


Брошенная в бою вражеская БМП и уничтоженый КрАЗ противника

Потери противника оцениваются в три БТР-80, три БМП-2, две МТ-ЛБ, 3 МТ-12 «Рапира», 3 пулемета НСВ, 6 «Уралов» и 1 КрАЗ (две из трех БМП и 1 БТР ранее принадлежали ВСУ, но были потеряны во время летней кампании). Один из танков и еще один БТР-80 получили сильные повреждения. В результате боя в плен попали около 10 сепаратистив. На данный момент удалось установить, что в том бою погибло 27 бойцов 1 ОМСБр (многие из них умерли во время эвакуации и в больнице). С нашей стороны был потерян трофейный танк. Погибли два бойца, около 20 получили ранения (один из них - главный сержант 13 ОАЭМБ, умер через несколько дней в госпитале). По моему мнению, в бою участвовало гораздо больше бронетехники, чем мне удалось установить. Только по фото за тот день фигурирует 4 МТ-ЛБ. По словам украинских бойцов, два БТР-80 поехали на Бутовку. Также остается непонятным откуда взялась БМП-2, которую сжег «Сокол». Во 2-й и 3-й части колонны ее не было. По словам противника, ее также не было в 1-й части колонны. Допускаю, что это могло быть как подкрепление противника так и недостоверные данные с вражеской стороны и она была в 1-й части колонны. Так или иначе, не удалось установить откуда взялись еще 2 МТ-ЛБ. Силы противника можно оценить в два штурмовые отряды пехотинцев усиленные танковым взводом, взводом разведывательной роты и противотанкового батареей (примерно 200 бойцов. С нашей стороны участие в бою принимало не более 150 бойцов. 120 из которых были десантники). Как уже выше отмечалось, на этом бои 22 января не закончились. Со стороны шахты противник еще во время боя выдвигает два танка под прикрытием пехоты, которые довольно быстро приблизились к позициям десантников на мосту. На тот момент на мосту находилась БМД-1 8 ПДР, которая выстреляла весь боекомплект по колонне с «Уралом» и три БМД-2 9 ПДР в одной из которых не стреляла пушка, в другой она это делала через раз и в одной уже заканчивался БК, который также был выстреляны по колонне. На позиции находилась и БМД-2 командира 9 ПДД, которая упала в яму и не могла вести бой. Вражеский Т-72Б с первого выстрела попал в блиндаж десантников из-за чего тот рухнул и некоторых бойцов, как и их оружие, засыпало. Появились раненые. Боевые машины десантников не смогли сопротивляться и вражеская пехота под прикрытием танка начала забрасывать гранаты в окопы украинских бойцов. Сержант 9 ПДР Андрей Климачов встал в полный рост пытаясь сделать выстрел из РПГ-26, но получил пулевое ранение. Танк боевиков «Востока» ехал и стрелял из ПКТ и НСВТ. После чего боец данной роты Мороз Денис взял РПО и стоя в полный рост выстрелил по вражескому Т-72Б. С танка пошел черный дым и он остановился. После чего начал сдавать назад и отступил на шахту. Пехота противника сразу сбавила темп наступления и перестрелка. Украинские бойцы поняли, что это их шанс отступить. Но здесь выскочил еще один вражеский танк и начал методично обстреливать позиции бойцов. На правом фланге, где удалось отогнать танк противника, десантники начали отступать. Перед этим командир роты вызвал огонь на себя, но в штабе подумали, что это панические настроения у личного состава. Поэтому было отказано. Стоит отметить, что артиллерия работала в основном по колонне у «Зенита». Десантники воспользовались спадом вражеской атаки и начали отступать. Погрузили раненых на одну БМД-2 и она поехала в сторону Авдеевки. Еще в одной БМД-2 поехало несколько бойцов. Некоторые отступали пешком. Перед отступлением командир 9-й роты по рации приказал всем отступать, но по непонятным причинам, бойцы на левом фланге этого не сделали. Противник захватил окопы. В том бою, на мосту, 8 и 9 роты потеряли 10 бойцов погибшими. Боевикам досталось две БМД-2 и одна БМД-1 в качестве трофейных. Стоит отметить бойцов 20 ОМПБ, которые занимали позиции в Авдеевке возле многоэтажки. Сняв с поста БМП-1 они активно помогали вывозить раненых десантников. Данный контрудар противника можно объяснить так: 1) командование 1 АК направляет резерв для выбивания бойцов 25 ОВДБр, которые активно вели огонь по колонне с «Уралом» и тем самым обеспечивает их эвакуацию и отступление. 2) командование батальона «Восток» решает отбить утраченные позиции в тот момент, когда все внимание сосредоточено на колонне 1 ОМСБр. Лично я придерживаюсь второго и варианта. Командование данного батальона действовало исключительно в собственных интересах. Если бы они хотели помочь братьям по оружию, данная атака была бы проведена значительно раньше. А так получился довольно грамотный и успешный маневр. Здесь стоит также добавить, что командование 25 ОВДБр понимало, что это танкоопасные направление, так еще перед боем на позиции приехала БТР-Д с противотанковыми минами, которые бойцы так и не успели установить.

Десантники 9 ПДР на фоне БМД. 20-22 января. Трое из них, а именно Чередник Максим, Щербина Артем и Кулиненко Олег, погибли в бою 22 января

Бой 26 января за шахту Бутовка и «Волчий мост»
23.01.15 на «Катер» приехала 3 аэмр, которая в дальнейшем будет принимать участие в бою за шахту. В период с 22 по 25 января от 3 до 4 БТР-80 по 5-6 раз в день обстреливали шахту выпуская каждый раз по врагу целый БК. После боя на «Зените» танкисты 1 ОТБр заехали на «Зенит». Еще в ходе боя у одного из танков пропала связь и тот отступил раньше. Еще один танк эвакуировал раненых танкистов с того танка, который повис на мосту. Поэтому на ОП въехали только три танка. Простояв там 2:00 они поехали в Авдеевки пополнять БК и ГСМ. На следующий день, 23.01.15 5 танков данной роты отправились на «Катер» и уже на следующий день два из них отправили на Водяное. 25 января 3 танка получают задание поддержать позиции десантников 79 ОАЭМБр на РЛС. Взвод возглавляет командир роты и едет в первом танке. Доехав до Опытного первый танк подрывается на минах, другой танк с номером «638» резко повернул налево и перевернулся. Третий танк пустил дым и начал оценивать ситуацию. Танкисты из опрокинутого танка выбрались самостоятельно и начали помогать экипажу подорвавшегося танка, у которого механик-водитель получил сильные ранения ног и истекал кровью. От взрыва в танке выгнуло механизм открытия люка и его смогли открыть лишь на несколько сантиметров. Бойцы говорили с раненым, но впоследствии он умер от потери крови. Им оказался Баширов Тахир. Для штурма шахты Бутовка 26 января было выделено 6 БТР-80 3 аэмр, БТР командира батальона, БТР разведывательного взвода и примерно 2 БТР-80 с 2 аэмр. Операция осуществлялась под прикрытием одного Т-64БМ с 1 ОТБр с номером «615» и одного Т-64БВК 3 ОТБ с номером «310». Во время боя около БТР-80 с РВ упали 4 82 мм мины и 5 разведчиков погибло. Несколько, включая командира взвода, получили ранения. Танки сделали примерно по 13-15 выстрелов после чего приехал КамАЗ с БК и танкисты начали загружать боеприпасы. В КамАЗ прилетела мина от чего тот взорвался и огонь перекинулся на командирский БТР-80. Алексей Берладин, боец 95-ки, бросился тушить БТР в результате чего получил ранения. БТР таки потушили. Шахту удалось захватить. Часть сепаратистов отступила полем, часть шахтой. 9 боевиков попали в плен. Удалось захватить некоторое трофейное оружие. Шахта наконец была под украинским контролем. В последующих боях она еще заберёт много жизней бойцов ВСУ.
Параллельно с этим проводилась атака на «Волчий мост». Офицеры учли все ошибки, которые касались поддержки атакующего подразделения и было выделено 1 БМД-2 с 9 ПДР, АГС-17 и ДШК в качестве прикрытия, которые вели огонь на расстоянии по мосту. В операции принимали участие 3 БМД-2 9 ПДР, приданый танк с 3 ОТБ, несколько БМД с 7 ПДР и РДВ на БТР-Д. Под плотным огнем десантникам удалось добраться моста и выбить оттуда противника. Во время движения танк увяз в грязи. При попытке выехать из болотной ловушки у танка слетела гусеница. В болоте увязла также БМД-2. Ей на помощь приехал БТР-Д заместителя командира по вооружению, который также оказался в болоте. Данная картина выглядела следующим образом - площадь 10 на 10 метров и 3 единицы бронетехники в ней. 7 ПДР доехав до моста спешилась и случайно пошла на штурм еще одного моста, где вступила в бой и в дальнейшем отступила. Заняв мост бойцы отбили утраченные машины, которые находились под огневым контролем 25-й бригады. В каждую БМД противник бросил по гранате, но пройдя ремонт машины вернулись в строй. Заняв эту позицию десантники установили на ней СПГ-9, ПТРК «Фагот», АГС-17. Опыт, который был добыт немалой кровью.

Штурм шахты Бутовка и« Волчьего моста 26 января

На данном участке фронта бои не утихали до конца февраля. 03.02.15. Вражеские танки и 1 артиллерийская батарея «Кальмиуса» (бригады сепаратистов) вели обстрел ОП «Зенит». Противник использовал танковые карусели для обстрела позицій, в результате чего сгорел БТР-80, медицинский БММ-70. Также было сожжено несколько единиц автомобильной техники. 4 февраля украинские артиллеристы накрыли позиции вражеской батареи в результате чего 4 САУ 2С1 были уничтожены. 7 февраля был подбит Т-64БВК 3 ОТБ который принимал участие в штурме Бутовки. Механик-водитель погиб в тот же день, а командир и наводчик через день. 10 февраля перед 13 ОАЭМБ была поставлена задача овладеть цементным заводом, а перед третьей ротой 1 батальона (была самой боеспособной) зайти в Спартак. Для этого на правом фланге, где действовал 13-й батальон, было выделено БМР-2, 5 КрАЗ «Спартан» с 3 аэмр, 1 БТР-80, 1 Т-64БМ 1 ОТБр с номером «615» и один Т-64БВ с 3 ОТБ. 3 рота наступая с Бутовки имела 8 БТР-80. БМР-2 двигаясь первой в колонне завязла в грязи. Т-64БВ пытался вытащить инженерную машину, но сам увяз. «615» поехал выручать коллег и также там увяз. Начался обстрел и завязался бой. Это было на расстоянии 150 метров от позиций противника. В результате боя 4 бойца 13 ОАЭМБ 95 бригады погибли. Бронетехника была брошена на некоторое время, но в дальнейшем эвакуирована. Из-за погодных условий, которые повлияли на штурм цементного завода, 3 аэмр не поехала на штурм поселка Спартак.

Февральский обстрел «Зенита»

Разбор полётов
Субъективная и не экспертное мнение.
Из проблем можно выделить отсутствие нормальной связи, что еще хоть как-то можно оправдать, и отсутствие координации между подразделениями и понимания того, что происходит. Насколько нужно быть дал'ким от управления войсками, чтобы пропустить колонну противника думая, что это колонна ВСУ? Бой 22 января можно назвать «странным» боем. Сводные отряды противника из числа 1 МСБ 1 омсбр 1 АК прибыли в Кировский район Донецка на овощную базу хранения 21 января 2015. Противник проводил демонстрационные действия в самом городе, где они наматывали круги чтобы ввести в заблуждение украинское разведку, которая следила за перемещением войск в городе. Согласно плану, после длительного артиллерийского обстрела в секторе, который находился под контролем ВСУ, колонна должна была тронуться. После артиллерийской подготовки колонна начала движение, но оказалось, что дорога заминирована и вражеские саперы потеряла несколько часов разминируя её. После чего продолжили движение колонны в походном порядке. То, что противник не пытался атаковать «Зенит» более чем очевидно. Об этом свидетельствует и производный состав колонны, который не развернулся в боевой порядок и искреннее непонимание личного состава противника, происходит и кто находится на ОП «Катер». На самом деле стоит отметить, что некомпетентность командования и погодные условия сыграли на руку украинским бойцам. Если бы в течение более чем недели (с 18 по 26 января) не стоял густой туман, если бы на передовые наиболее укрепленные посты поступила бы команда открыть огонь, если бы колонны противника НЕ растянулись, если бы противник не утратил управление из-за отсутствия командования высшего звена, то результат боя выглядел бы совсем по-другому. Из-за ошибки командования первая часть колонны спокойно доехала до Орытного, и аж там вступила в огневой контакт и начала возвращаться обратно. Где вторая часть колонны проехав передовые посты и только в районе КПП вступила в бой. Если бы это абсурдно ни звучало, но это сыграло на руку украинским защитникам. Если бы пост «Хургада», «Львов», «Винница» и «Тунец» открыли бы огонь по первой части колонны, как это и должно было быть при нормальных условиях, то противник, безусловно бы, потерял людей и технику. Возможно бы бойцам ВСУ удалось уничтожить передовую МТ-ЛБ в которой ехал российский военный советник в звании полковника и таким образом обрубить змее голову, то это должно временный успех, но вторая часть колонны, которая насчитывала три танка, просто бы развернулась бы в боевой порядок и методично бы расстреляла передовые и наиболее укрепленные посты. Им бы ничего не мешало бы в дальнейшем заехать на территорию части между данными уничтоженными позиции между которыми был простой бетонный забор и начать расстреливать защитников ОП «Зенит». Если учесть, что от БТР-80 95 ОАЭМБр было бы мало пользы в такой ситуации, если учесть, что практически все ПТРК этой же бригады смотрели в сторону КПП, то есть полностью в противоположную, то они бы не смогли поразить вражескую бронетехнику и если учесть то, что в бункере сидел НГШ и КВДВ, то можно считать, что это было бы поражением украинской армии. Нужно понимать и то, что после полного уничтожения вышеупомянутых постов моральный дух бойцов резко упал бы и большинство из них бы так и остались сидеть в бункере. В бой бы пришлось вступить десантникам которые спали снаружи и максимум взводу с «Диких уток». Если бы не стоял густой туман, то, скорее всего, огонь на поражение был бы открыт также значительно раньше. О противнике можно добавить то, что командование 1 АК не понимало и не знало ситуации в данном районе. После поражения в новом терминале противник мог допустить, что позиции ВСУ сместятся значительно дальше в тыл. Запустить БПЛА и разведать ситуацию для противника, как и для нас, было проблематично из-за работы станций РЭБ и ужасные погодные условия. Если бы противник взял ситуацию в свои руки и перешел бы в наступление уже когда завязался бой на дороге, то им бы удалось прорвать оборону украинских бойцов, которая на том участке была слабой. Зато противник начал обустраивать огневые позиции и рыть окопы. Делать это под стрелковый и артиллерийским огнем ВСУ считаю нецелесообразным и некомпетентным. Считаю, что противнику после одного-двух часов боевого столкновения нужно было или наступать, или отступить и тем самым сохранить человеческие ресурсы и технику. Вместо этого в течение 6 часов велись бои и потери для 1 ОМСБр были довольно серьезными. Только по открытым данным, которые удалось собрать украинском исследователю Necro Mancer, потери погибшими составили 27 сепаратистов. Мне же удалось установить, что около 10 попали в плен. Большие потери понесла рота управления. Имея в своем составе 30 бойцов 3 из них погибли, еще 12 получили ранения. Уничтожено два их «Урала». Сколько еще было раненых со стороны противника установить невозможно. Украинские солдаты оказали медицинскую помощь пленным, которые практически все были ранены и отвели их в безопасное место - бункер. Под вечер разведывательная рота 1 ОМСБр со стороны Спартака пыталась продвинуться к колонне с разбитыми «Урал» и забрать оттуда раненых, которые лежали там и стонали, но были обнаружены и накрыты украинской артиллерией. В результате чего у противника появился 1 погибший и 1 раненый.




Колонна 1 ОМСБр перед боем

К проблемам можно отнести и неосведомленность личного состава. Это касается как и танкистов 1 ОТБр, которые выехали практически в начале самого боя, то есть тогда, когда НГШ понял, что пахнет жареным, а прибыли только через несколько часов. Танкисты не знали ни местности, ни ситуации, которая там была. Это касается и бойцов 25 ОВДБр, которые атаковали НП (наблюдательный пункт) противника на мосту. Никто не знал, что противник владеет на позициях средствами поражения бронетехники (СПГ-9, ПТРК «Фагот»), или поля перед позициями заминированы, приблизительное количество личного состава и тому подобное. Во всех штурмах Бутовки, моста и Спартака ВСУ имели преимущество в технике, а вот количество личного состава практически всегда было одинаковое. По сути это можно объяснить отсутствием личного состава, который после лета 14-го довольно сильно поредел. О чем свидетельствует количество БТРов и БМД в ротах и само количество личного состава. Действия противника на шахте, моста оцениваю как грамотные. Расположеный на мосту НП, на котором на постоянной основе находилось не более 10 боевиков, действовал таким образом, что в результате атаки со стороны шахты выдвигался мобильный резерв, который присоединялся к обороне данной позиции. 18 января данным резервом не воспользовались. Скорее всего они поняли, что прижали минометным огнем БМД 8 ПДР, которые заблудились и то, что по факту в бою принимали участие уже 2 БМД-2, которые были рассеяны. Зато 20 января подкрепление пришло, но десантники всё-таки смогли занять позицию и противник отступил. На шахте находился ОП НВФ на котором было в разное время от 45 до 60 бойцов с СПГ-9, ПТРК «Фагот», ПТРС и АГС-17. На шахте находилась также 1 ББМ. Местность была заминирована как противотанковыми так и противопехотними минами. В интересах данной позиции работали два танка, которые командование противника использовало в качестве кочевников, и минометная батарея. Личный состав был из батальона «Восток», который был закаленный в боях. Плюс в их составе было много добровольцев из РФ, которые имели опыт БД еще до войны в Украине. Из написанного становится понятным, что взять данную позицию было бы довольно сложно. Как уже выше и отмечалось, практически ни разу ВСУ НЕ преобладали количественно в людях, только в бронетехнике. Поэтому, к примеру, если 5-7 бойцов с ШО (штурмового отряда) получали ранения, то это сильно влияло на ход событий. По факту оставались одни машины без прикрытия пехоты. С мостом было значительно легче к 22.01.15, когда противник пошел в атаку. Следует отметить, что кочующий танк, который обстреливал позиции бойцов 20.01 и вступил в дуэль с БМД-2, действовал неграмотно и экипаж растерялся после того, как получил очередь из 30 мм пушки. 22 января же Т-72Б действовал чрезвычайно грамотно и слажено. Так как вся батальонная и бригадная артиллерия 25 ОВДБр работала по запросу НГШ по «Зениту», она не могла открыть огонь по позициям 25-ки, которая вызвала удар на себя. Как бы это не звучало, но приоритет был расставлен верно. Если же «Восток» действовал грамотно и продуманно на шахте, то атака на Спартак стала полной неожиданностью для них, они просто пропустили 4 танка ВСУ в деревню, которые выполнили главную задачу - уничтожили мост и тем самым сделали невозможным поставки людей и техники противника по этой дороге к ДАП. По состоянию на 26 января ВСУ все же освободили шахту и окончательно закрепились на «Волчьем мосту». Оценить действия командования в данной операции для меня гораздо сложнее, чем это было в боях за 32 БП, но они мне чем-то все же их напоминают. Аналогично и там командование просто пыталось подавить противника количеством бронетехники НЕ придумывая чего оригинального и не доводя до конца задачи, которые нужно было выполнять. НЕ учитывалось также и способность 93 ОМБр, 81 ОАЭМБр и других подразделений выполнять задачи в полном объеме, а не 2 танками вместо 6 или 3 МТ-ЛБ вместо 10. Но это уже другая история.

Ситуация на данном участке фронта по состоянию на 26 января

В ходе боев в период с 18 января по 10 февраля в боях за «Зенит», «Волчий мост», шахту Бутовка и Спартак погиб 41 боец с 95 ОАЭМБр, 25 ОВДБр, 81 ОАЭМБр, 1 ОТБр, 3 ОТБ, «Дикой утки» . В период с 17 по 18 января было потеряно 5 из 6 танков 2 ОТБ, в период с 20 января по 10 февраля было потеряно 4 из 8 танков 1 ОТБр (три из них в период с 22 по 25 января). В период с 18 по 26 января было потеряно или нуждалось в ремонте не менее 7-8 БМД из 17 Личный состав 1 аэмр 1 батальона 95 ОАЭМБр был выбит в боях, как и 9 ПДР 25 ОВДБр. В бою 22 января ранение получил командир 2 аэмр, командир разведывательной роты и командир батальона 95 ОАЭМБр. В последующих боях получил ранения и командир разведывательного взвода. Еще три офицера 95 ОАЭМБр погибли. В 25 ОВДБр командир 7 ПДР получил боевую трамву, один из офицеров другой роты был недееспособным из-за высокой температуры, но все же поддерживал огнем с АГС-17 наступающие на «Волчий мост» порядки 26 января. В ходе данной операции много десантников проявили себя мужественными и готовыми пожертвовать своей жизнью бойцами. Для них и написана данная статья.

Потери украинской армии на данном участке фронта в период с 18 января по 10 февраля
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments