Аполеон (feldherrnhalle) wrote,
Аполеон
feldherrnhalle

Categories:

В объятые дымом горячие дни января...


Я на старом терминале канун боя 29 декабря.

Лично меня никогда не интереросовали бои в Донецком аэропорту. Но рассказ обычного пехотинца с 93-й мне понравился и в некотором месте даже тронул. Кое что от себя добавлю, но в основному это будет исповедь Игоря Гофмана. Именно так зовут нашего пехотинца, который воевал за ДАП. Сначало кину серию фотографий, потом больше конкретики.
Скажу откровенно - переписав этот текст и пересмотрев эти фотографии я как будто ощутил себя там, в разгаре боя. Лично для меня эти фотографиют напоминают ПЧК. Не зря говорят, что украинское "КТО" - это Чечня в цвете.



Я на поле перед башней управления усиливали растяжки ставили путанку.


Сергей Дыновский. Самый удачливый наш водитель БМП. Вывозил меня с раненными из аэропорта на горящей БМП. Вывез. Машина сгорела. У него боевых заходов в аэропорт больше всех, наши шкуры чаще всего в его руках.

Уходит в последний путь наш 200 водитель МТЛБ. Пуля сквозь корпус в сердце. Шел за раненными.


Первые минуты на базе после выхода из боя 30го ноября на старом терминале. Это был финальный бой, там в центре Эверест. .



Позывной "Колюня", кличка Бройлер, зовут Слава. Вывел из окружения под Иловайском группу бойцов несколько дней по тылам. Центр любого безобразия. Погиб 17 января.



Уходят на высотку.

Окно расплавилось, пост на третьем этаже башни управления в аэропорту нутро. Под нами горит и взрывается второй этаж. Горит все что может взрывается. Половина комнат на третьем прогрелись так что потекла пластмасса на стенах, половина дикий холод. Двери вырвало взрывами, мы ходим туда сюда то греться, то остывать. Эта точка максимальный обзор и лучший сектор наблюдения. По нам работает танк.



Аэропорт. Башня управления. За спинами ребят, место где мы спали, попала зажигалка. Все сгорело. Слева направо: Барсик, Бендера, Роман Смишный наш доктор. Он спас Бабая, Колюня он же Слава, Чечен, последнего не знаю. Бабай спас последнего парня и Бендеру, сжег себе ноги. Смишняй спас Бабая.


Богдан, позывной Бруно, с точек аэропорта не вылазил. Заболел, исхитрился из госпиталя и перевелся во второй БАТ чтоб избежать ротации и идти на второй срок подряд в аэропорт. Сейчас ждет отправку.


Башня управления. Вид на Донецк с третьего этажа, вдали справа церковь с нее в нас бьет снайпер прямо за забором и лесополосой лазят сепары. Прямо подходит танк и лупит в башню. От себя: башня рухнула 13 января.


Периметр башни управления. Воспользовались туманом что бы снять заборные сетки и закрыть окна в здании от гранатометных выстрелов.


Старый терминал. Через этот дверной проем мы попадали на новый терминал вид на новый терминал 1 этаж помещение бара.


Мой сектор обстрела в сторону Донецка и угол нового терминала.


Мой сектор обстрела вид в сторону гостиницы.


Второй день боя. 30 декабря. Старый терминал. Первый этаж, помещение бара. Пацаны на полу контуженные заряжают нам рожки я стою жду пока зарядят мне восемь моих рожков и потом на второй этаж там отстрелял и опять сюда. "Спец" уже погиб. Подкрепление с нового пришло но патроны заканчиваются, 7,62 уже нет, 5.45 сгребаем с пола, гранат нет, гранатометов тоже. Воги закончились. Коридор горит.




Благодаря Арсену Кривошея удалось получить видео нынешнего состояния территории Аэропорта и объяснить родственникам убитых, где именно дали последний бой ребята. Желтым обведено здание старого терминала, где нам 2 суток удавалось сдерживать боевиков. Это было 29-30 ноября.



Точки, где погибли ребята.


Желтыми стрелками обозначены направления по которым шел спецназ боевиков, а красным - направление с которого по нам велся обстрел ДНРовцами для поддержки атаки.


Желтая линия обозначает позиции боевиков, а оранжевая стрелка указывает путь по которому прорывались к башне машины с боекомплектом и бойцами.

Желтая стрелка направлена на точку в которой Эдик Читадзе спас как минимум двоих наших бойцов. Когда загорелась башня управления они спали завернувшись в тряпки как в кокон и он вошел в огонь: и пинками и криками разбудил, и вытолкал ребят и пожара ребята остались живы и целы, а он горел как факел. На нем сгорела вся форма и вплавилась в тело. Но ребята живы благодаря ему. А оранжевая стрелка это моя маленькая история. Машина которая должна была вывезти сгоревшего Эдика и привезти оружие, боеприпасы и пополнение прошла мимо башни в тумане. Днем водитель не знал как она выглядит и пошла в сторону запада по взлетке прямо на пост сепаратистов, я решил выбежать на взлетку что бы их вернуть и добежав до точки обозначенной крестом, начал махать руками пока ребята в кузове не заметили и не вернули водителя. Сзади десантники из смежной бригады орали вслед, что сепары застрелят, но мне как всегда повезло, почему-то никто не заметил или не сорентировался. Вообщем на мне как всегда ни царапины. А стрелять в воздух было нельзя, тогда ребята могли бы с перепугу рвануть еще дальше а сепары точно заметили бы машину не глядя на туман. Все в прошлом. Одни не сгорели, вторых не расстреляли. Мы уже не зря сходили в тот раз на остров.


В этих точках Слава Лысенко теперь, уже погибший (от себя: погиб 17.01.15), с ребятами собирал трупы сепаратистов. Подходы к трупам были заминированы всеми кому не лень: и нашими и нет, Слава пошел первым за ним, потом я, потом Лось и потом ребята. Дистанция метров 20.У Славы кошка и веревка, метров 15 ,переступая через обломки и растяжки подобрали в точке 1 (один) первого за которого просили сепары по рации. По его трупу поездил танк, поэтому он на морозе был как картина на картоне - плоский из двух половинок: грудь и руки. Парень нес под мышкой, а торс и ноги второй парень. Так же под мышкой как картину. А за вторым в точку 2 (два) пошли вокруг здания по минному полю. Слава первый, я за ним. Лось за мной. Кто за спиной не смотрел, Слава нашел труп под стеной там где нам на него указали сепары. Зацепил кошкой за ребра ( одежда истлела, ребра наружу), присели. Он потянул труп, перевернулся и распался в пояснице надвое, но взрыва не было. Слава оттянул грудную клетку на себя метров пять и мы подошли. Внутри черви живые несмотря на мороз. Сложили на полиэтиленовую пленку. Понесли опять ступая по своим следам между проволочками, вынесли на дорогу. Передали другим. Ребятам "Чечена" от запаха вырвало. Потом вернулись за грудной клеткой и черепом, картина та же - живые черви, им по барабану - мороз минус 10-12. Крепкий запах и истлевшая одежда. 20 минут которые нам дали сепары на сбор трупов прошли. Стоило ждать что нас расстреляют, но Слава с Лосем нашли еще труп в форме танкиста в шлемофоне, решили и его забрать (от себя: это был экипаж подбитого осенью 14-го Т-64А сепаратистов). Опять кошка, переворот, опять удача. Не заминирован. Опять перервался в пояснице, опять та же картина. Кто мог их заминировать ? Да кто угодно. Могли наши на случай если отступят и те захотят забрать своих, могли и ихние. Им удавалось ширить у нас под самыми стенами. Нам ни разу не передали схемы минирования. В спешке смены бойцов на точках как то не до того. В общем накопали в том месте троих танкистов. Под трупом сепаров видно все сбились в одну кучу, повылазили друг на друга. Там и погибли. Потом когда все куски вынесли порылись палочкой в вещах. Сепары договаривались за двоих наших убитых на терминале что бы мы им вернули двоих ихних, того как картина и верхнего. За танкистов речи не было, но мы вернули всех пятерых. Двадцать минут растянулись в час, но нас не обстреляли. Снова повезло. Славка был первым на минном поле - Слава герою.



Трупы танкистов.


Желтой стрелкой показано направление с которого работал танк, красной - угол внутри здания в котором погибли Слава и Виталик. Это был 1 сняряд из четвертой серии по 27 снарядов.


Вот по этому пути МТЛБ забросил контуженых ребят с башни вместо госпиталя на пожарку - держать оборону.

Вот эта синяя линия и есть то рассояние, которое нужно было пересечь ребятам с терминала, что бы дойти до пожарки откуда мы их хотели вывести. Был час тишины, сепары запросили час без стрельбы с 3 до 4 ночи. Мы ждали команду, но она не поступила. Мы ждали не от тех людей. Утром началась бойня в терминале.


Высотка "Зима". Западный край взлетки.


"Смол" с ПКМ, высотка. С этой точки мы прикрывали колонны заходящие в аэропорт.

"Малыш" и "Тимур". Высота, западный край взлетной полосы. До позиций врага за спиной от ста пятидесяти метров первая линия забора и люков, до трехсот метров вторая линия, и семисот метров третья линия.



Проход из полукрыглых зданий в башню. Этот проход пробегается бегом, в него постоянно лупит снайпер. Мы бегаем как мишени в тире слушая запоздалую пулю. По этому проходу работали со звоницы церкви напротив на кладбище метров 500 на юг.


Теперь немного от себя. Точнее от еще одного бойца 93 ОМБр, с которым у меня очень давно был диалог. Здесь не все фотографии, не все истории бойцов. Будет время я закину то, что не закинул в этот материал.

Кто-то рванул две растяжки. Пошли с Поляком проверять. Нашли офигевшую, но целую собаку. Пришла печенюшки пособирать.
Под лавкой Ф-1 висела. Половина лавки на месте, другая половина дэсь нэма..



Гнездо. Вид на пожарку - Красный уебан. Дальше на восток - Новый терминал. Тишина.
Сепары отдыхают после ночных фейерверков.



Утро 1 января 2015 года. Обсерватория.. Бочка.. Зеленка.. Дом с крестом.. вроде тихо.
Ситуация 4-5 ++.



Это уже "мирная ротация". Пушки сняты, белые флаги на антеннах.
Но доехали мы только до края Песков. Потом колонну развернули назад, всех перегрузили в камазы и Купол поехал жомкать ручки Моторолле. До 9-го января МТЛБ в Аэропорт больше не ходили.
Камаз, дорога, холод, один рожок, мост, рожи уебанов, шмон, можно ехать - мирная ротация - на газах по ухабам, потому что снайпер сука. Вот и Башня - разгружаемся, заходим.
30 декабря, здравствуй жопа Новый год




Впервые за рычагами МТЛБ.
Нас с Поляком вывели из Башни 27-го ноября, а наших парней со Старого не вывели. 29-го начался штурм, который закончился 30-го с отходом наших в Новый. среди них было шесть человек 300, наш Чалый в том числе. Их вывели 1-го декабря.
Ехать за остальными не было ни машины ни экипажа. А там оставался Макар. Поэтому мы с Поляком сели в моталыгу и поехали. Я на рычагах, он на ПКТ и связи. Прикрывал нас Адам с Лешим на мишке.
Слава яйцам, мы всех довезли. На фотке уже подъезжаем к базе. Своих не бросаем, на том и держимся. Не из-за лозунгов с трибун мы там.. Ладно, это лирика
После этого ездили еще несколько раз.



Вид через прицел АГС. Это старая диспетчерская вышка, на слэнге - Полосатый уебан. Здесь сепары устраивали засаду нашим конвоям.



Тот самый Полосатый уебан после работы наших мишек.

Вот такие они, бои за ДАП. Никаких историй о 300 "200" сепаров, бойцов "Вымпела" и подобной хуеты. Обычная правда. Обычная сага о пехоте.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 6 comments